?

Log in

No account? Create an account

ARTIST'S BOOK

Книга художника


Entries by category: искусство

Дмитрий Александрович Пригов. Стихограммы
Погарский в очках
pogarskij
В рамках ночи искусств в Третьяковской галерее на Крымском валу состоится перформанс Михаила Погарского по созданию книги "Стихограммы Дмитрия Александровича Пригова" .
В результате перформанса создаётся книга-гармошка из 26 листов, состоящая из 25 стихограмм Д.А.Пригова, распечатанных на формат А3. Формат книги в сложенном виде - 8х30х42 см, в разложенном - 42х800 см. Материал: бумага, картон.
Создание книги происходит как своеобразный показательный открытый мастер-класс, с подключением к работе всех желающих. Создание подобной книги соответствует самому духу Дмитрия Александровича. Д.А. Пригов создавал свои стихограмы при помощи подручного инструмента и единственного доступного для него в то время "печатного станка" - печатной машинки. Сегодня мы воссоздаём его стихограммы при помощи доступного нам компьютера и принтера. Стихограммы собранные в единый блок и доступные взору в совокупности становятся ещё одним произведением искусства, ещё одной мега-стихограммой длиной 8 метров. И если Пригов создавал свои стихограммы, используя слова и фразы-штампы. То здесь для строительства новой стихограммы в качестве исходных блоков используются листы и визуальные образы, созданные Д.А. Приговым.

prigov000600

(no subject)
jules_elizard
статья довольно пожилая.

Леонид Тишков

кратко О книге ХУДОЖНИКА

Если взять историю, то первые книги челове­чества, конечно, были книгами художника. Изначально они рисовались либо на камне, либо на глиняной табличке или на папирусе. Бумагу изобрели для изображения картин­-иероглифов, и первым писателем стал худож­ник. Даже сейчас, когда информация перено­сится на расстояния посредством проводов и множится миллионными тиражами, книга со­храняется в виде уникального экземпляра, в виде художественного образа, часто необыч­ного и экспериментального.

«Книга художника» (Livre d'artiste, фр.) - это разновидности малотиражной книжной про­дукции, которые разделяются на жанры пе­чатной графики, используемой авторами для размножения своих творений.

Сюда входят книги, выполненные посредст­вом шелкографии, литографии, офорта, вы­сокой печати (клише), литоофсета (популяр­ного заменителя дорогой ручной литогра­фии), цифровой печати и других редких тиражных техник (гравюра на дереве, пласти­ке, картоне или, к примеру, курьезные клише, сделанные на сырой картошке). Возможно ис­пользование простого офсета, если автор со­знательно ограничивает тираж, применяет сложную конструкцию книги или раскраши­вает от руки каждый экземпляр.

В 60-70-е годы прошлого века в СССР был популярен так называемый самиздат - книги, напечатанные на пишущей машинке и расти­ражированные на ксероксе. Сейчас тоже мож­но найти подобные экземпляры, но чаще такой прием используется художником созна­тельно. Например, Илья Кабаков применяет старую пишущую машинку для создания сво­их книг, чтобы подчеркнуть «совковость» сво­их проектов. Художник Александр Шабуров в середине 90-х стилизовал свои книги под до­машние издания концептуалистов, подчерки­вая свое родство с ними.

Главное отличие этого вида книги от обыч­ной - присутствие тотальной воли художника в создании продукта. Такая книга создается в мастерской, без редактора, без учета массово­го рынка, на волне вдохновения, интуитивно. Обычно такой художник сам литератор или ис­кренне любит литературу, дружит с поэтами либо сам поэт. Чаще всего эти художники не знают законов полиграфии, не учились шрифту, не штудировали книг Чихольда или Жукова. Они сами выдумывают свой шрифт, соединя­ют несоединимое, используя книжную форму как полноценное авторское высказывание. Художники, знакомые с полиграфией, часто стараются выйти из образа обыкновенного книжного макета и экспериментируют с суще­ствованием книги во времени, а не только в пространстве. Вызовом здравому смыслу яв­ляются книги, сделанные русскими художни­ками, например, из дерева. Лучшие экземпля­ры такого искусства - книги уральского художника Евгения Малахина (Букашкина), которые он «издавал» под лейблом «Скром­ная книга» в количестве одной копии, но та­кого рода книг у него было множество. В де­ревянной книге отметились театральный художник Сергей Якунин, знаменитый дизай­нер Петр Банков, скульптор Александр Нож­кин и скульптор Сергей Горшков из Воронежа. К пионерам-«издателям» книг-объектов­ можно причислить Римму Герловину с ее кон­цептуальными кубиками, которые она созда­ла в конце 70-х годов.

В течение последнего десятилетия книга художника в России стала более цивилизован­ной, похожей на то, что создается преимущест­венно в Европе и Америке. На рынке появи­лись разные сорта дорогих бумаг, галереи те­перь продают авторскую книгу, объявились коллекционеры. Типичной современной кни­гой художника можно назвать книги питерца Михаила Карасика, харьковчанина Павла Ма­кова, Олега Дергачева из Львова и Леонида

Тишкова из Москвы. Последние тенденции в создании малотиражных изданий в технике шелкографии, с дизайнерскими «наворота­ми», С включением CD, видны в книгах Евгения Стрелкова (издания «Дирижабля», Нижний Новгород) и Андрея Суздалева (издательство Alcool, Москва). Интересные эксперименты на стыке дизайнерской книги и книги художника делали в свое время издательство «ИМА­пресс», интеллектуал-полиграфист В. Кричев­ский, гиганты русского полиграфического ди­зайна В. Чайка и А. Логвин. Типография Liniа­Grafic! с завидной периодичностью радует читателя-зрителя малотиражными книгами карикатуриста Андрея Бильжо, того же Логви­на и других художников, кому нравится делать книгу «лица не общим выраженьем».

Именно книга художника как жанр сейчас за­нимает важную стратегическую точку во все­мирном книгоделании. Как партизаны из ле­сов Боливии, эти художники противостоят массовому валу книг, припрессованных под одну гребенку. Стойкие «антитиражисты» в обществе тотального потребления, где книжный дизайнер стал рабом издательства, часто творящим под присмотром книжного дилера, создают свои шедевры, которые не попадают в книжный магазин, но постепенно перемещаются в художественные музеи или специальные коллекции. Кому надо, тот их увидит и восхитится. Тираж не имеет значе­ния ...

Странствующая БиБпиотека ХУДОЖНИКОВ И Поэтов

Все, делающие книги, сочиняющие истории, переплетающие или собирающие отдельные листы, фальцующие и рисующие сомнамбу­лические книжники, все художники и поэты этого мира сами собирают свои создания в библиотеку странных и необычных книг. Книги не имеют многих повторений, они час­то уникальны, и поэтому не могут наполнить книжные магазины и их не увидят многие. И вот организовалась некая библиотека, кото­рую я называю Странствующая Библиотека Художников и Поэтов (СБХиП) или Wandering Library of Artists and Poets (WLAP). Сюда соз­датели приносят свои малотиражные или со­всем одинокие книги. Здесь их осторожно бе­рут в руки, осматривают, измеряют, знакомят с другими книгами и помещают в Библиотеку.

И Библиотека путешествует. Мимо шумных и суетливых институций в небольшие и тихие города, где ее ждут и принимают как живой караван книг. Каждая книга-это художник или поэт; на страницах вы найдете следы их прикосновений, книги очень похожи на своих создателей, они сделаны ими почти в одино­честве.

За пятнадцать лет существования Библиотеки мы путешествовали с ней в разных странах, и везде художники и поэты приносили свои книги. Мы обменивались нашими существа­ми. Да, именно так мы называем свои книги - ­существа, потому что в них много от живого. Как франкенштейны, мы оживляли их в своих мастерских-лабораториях, давали им имена и учили смотреть открытыми страницами на свет мира.

 

Read more...Collapse )